Вместо преди\послесловия

Как-то раз меня удостоил беседой Большой Человек, Великий Знаток Всего На Свете. Он начал мне объяснять, как НАДО делать исторический театр (замечу в скобках — к тому времени Таборвиль существовал уже два года и заслужил некоторую, скажем скромно, известность).

Прежде всего, оказывается, надо было построить фургон. По аутентичной технологии, естественно. Потом озаботиться аутентичными декорациями и костюмами, на это хватило бы для начала всего 3-4 сотни баксов. После этого можно уже найти аутентичные тексты...

— А где взять, к примеру, аутентичные тексты комедии дель арте? — посмел усомниться я.

— В интернете есть ВСЁ,— строгим взглядом осадили меня,— только искать надо уметь...

На этой оптимистичной ноте разговор и закончился, что едва спасло меня от невежливого хохота. Я даже не стал объяснять Безмерно Большому Болтуну, что комедия дель арте во многом строилась на импровизации, поэтому ее текстов не было не то что в Интернете, но и у ее авторов. А пьесы "в духе дель арте", конечно, пишутся до сих пор — от Мольера и Гольдони до Вахтангова и Мелконяна — но аутентичность в них искать не стоит. Поскольку само существование текста для дель арте — вопиющая неаутентичность...

А вообще-то, по-моему, самое главное, что нужно для действительно аутентичного представления в духе средневекового театра — это аутентичная публика. Которую, увы, добыть потяжелее, чем аутентичный фургон или даже аутентичный текст комедии дель арте:-). Поскольку тут поменялось слишком многое.

Прежде всего — иное отношение и к театру, и к исторической обстановке средневековья. То, что было тогда обыденностью, стало для нас экзотической стариной. Средневековая городская публика, питательная среда фарсов и комедий, была не избалована зрелищами, и уж никак не приучена к изысканности этих зрелищ; современную публику (особенно среди людей, интересующихся историей!) нельзя назвать неприхотливой.

Так что не ищите в текстах наших пьес пресловутую аутентичность — и не вините никого в неудачности этих поисков.

Меня обвиняли в искажении оригинальных пьес; обвиняли и в отсутствии собственного творческого вклада. Были даже столь талантливые критики, что умудрялись выдвинуть оба обвинения одновременно (спасибо им большое за доставленное мне веселье!). Мимо, господа, мимо.

Мне хотелось — и, смею надеяться, удалось — добиться совсем иного, нежели скрупулезного воспроизведения материальных деталей. Я добивался психологической, если можно так сказать, адекватности. Старался сделать представления короткими, интересными и веселыми; передать сам дух средневекового фарса, не пугаясь несоответствия формы.

Современный темп восприятия требует уменьшения объема пьес. Средневековые фарсы, хотя и были гораздо короче серьезных пьес-мистерий, все же шли по 30-40 минут, а порой затягивались до часа и более (впрочем, и баллады тогда включали десятки строф...) — современный зритель сбежал бы или уснул, тем более что по ходу пьесы многие фрагменты повторялись почти дословно. Если развивается некая интрига — сначала ее на глазах публики планируют во всех деталях, потом старательно исполняют строго по плану, и, наконец, после успешного выполнения еще и обсуждают столь же детально. Как вам это понравилось бы?

Наши фарсовые пьески рассчитаны на 5-10 минут действия; либо компонуются из нескольких фрагментов такой продолжительности, сюжетно завершенных и годных для самостоятельного исполнения. Потерь сюжета при этом нет — даже добавляется кое-что; но темп развития действия совершенно иной (сравните-ка современный анекдот с новеллой "Декамерона", игравшей во время оно примерно ту же роль).

Я постарался снабдить все тексты указаниями на первоисточник. Большинство сюжетов заимствовано из реальных средневековых фарсов ("Средневековые французские фарсы", библ.данные см.); кое-что взято из "Декамерона", сборника бродячих сюжетов того времени, из "Жизнеописания трубадуров" и т.п. Желающие могут ознакомиться с оригиналом и самостоятельно сделать выводы о сходстве и различии. Для остальных могу сообщить, например, что герои "Трех Волокит" в оригинале отличаются только именами — а мы ввели архетипы Поэта, Вояки и Дельца, чтобы сыграть на несходстве их характеров и образа действий. Примерно так же, в оригинале "Дворянина и Ноде" мало чем отличаются героини - обе примитивно сластолюбивы и, в общем, там все персонажи друг друга стоят. Сделав крестьянскую чету добродетельной, я постарался дать старому сюжету совершенно иное звучание. Везде, где можно, введены неожиданные повороты сюжета — так, в оригинальном "Женатом Любовнике" сюжет заканчивается тем, что блудливый муж получает тумаки и кается; я позволил себе не поверить в подобное мгновенное перевоспитание :-).

К чему я это все? Да просто хочется уберечь читателей и зрителей от неуместных ожиданий и неизбежных при этом разочарований; а себя — от незаслуженных упреков. Примите эти пьесы, как они есть, и не ищите в них то, чего нет и быть не должно. Тогда, надеюсь, они вам больше понравятся.